Древнеиндийская культура сексуальных отношений




Хотя тема любви в древнеиндийской литературе воистину неисчерпаема, мы опускаем многие эротические мотивы и символы, имевшие столь большое значение в прошлом и настоящем обаятельного и всегда дружественного нам народа. Мы не рассказали подробно о культах, посвященных женской сексуальности и творческой энергии - шакти; не раскрыли учения о тайной человеческой силе - кундалини, символом которой была змея, обвившаяся тремя с половиной оборотами вокруг фаллоса; не дали рецептуры применительно к половой конституции и темпераменту каждого из вас.

Впрочем, у нас есть еще возможность в какой-то мере наверстать упущенное, в основном в области культуры. Об изящной словесности читатель уже имеет представление, но было бы несправедливо не прибавить несколько строк о крупнейшем произведении санскритской прозы - романе Дандина "Дешаку-мачарита" ("Приключения десяти принцев"). Роман состоит из бесчисленных любовных историй, описаний кутежей и игры, замешанных на сверхъестественном. Подробно рисуется женская красота, свидания, соблазнительные ситуации. Герои руководствуются правилом: получение удовольствия и выгоды оправдывает любые преступления - и призывают кушать вволю чувственные наслаждения. "Главные из вассалов вместе со своими женами приглашались царем, возымевшим к ним доверие вследствие сходства характеров, на его пирушки и там переступали обычные пределы приличия. Царь под различными предлогами развращал их жен. Все женщины из родовитых семейств услаждали двусмысленными разговорами распутников, сбрасывали с себя принуждение честного поведения, ставили ни во что своих мужей и внимали словам своих любовников." Посмешищем в романе становится добродетель отшельников, посрамляется идея аскетизма, которую остроумно высмеивает соблазнившая аскета гетера. Виртуозно владея словом, Дандин даже умудрился большой кусок текста написать без губных звуков, так как у рассказчика после ночи любви болят губы.

Эротическая архитектура Индии


Индия - единственная страна мира, имеющая эротическую архитектуру. Вот как описывает Парнов ее известнейший образчик, называвшийся в начале книги: "В 10 веке в Каджурахо был возведен великолепный храм Кандарья Махадео. Все девятьсот его скульптур и все горельефы проникнуты жаркой и веселой эротикой. Это любовь, изваянная в камне. Полногрудые танцовщицы, ласковые куртизанки, влюбленные пары и группы, где в общем веселье принимают участие и кони, и обезьяны. Еще древние упанишады видели в единении полов проявление великого божественного начала. Это начало воплотилось в желтом камне во всем мыслимом многообразии человеческих ласк... Черный отполированный лингам убран лепестками и разрисован киноварью. И в дыму курений лица нежных апсар наполняются нежностью и страстью."


Чудесны также ступа в Санчи, храм Солнца в Конараке, в котором соблазнительные барельефы полностью покрывают стены.

Скульптура хорошо освоила и сами сексуальные символы: в эпоху Кушанов создавались многочисленные мухилинга - фаллосы с человеческими лицами. В средние века любовная тематика заняла значительное место в живописи (но уже с мусульманским оттенком). Так, в миниатюрах часто изображали деву, с опаскою держащую портрет возлюбленного, "ибо он в любой миг может коснуться ее талии, поцарапать в пылу страсти грудь или укусить нижнюю губу."

Нельзя умолчать о музыке, очень своеобразной и богатой, несмотря на то, что с древности она строится на застывших мелодических схемах - рага.

Их преодолевают искусство импровизации и микроинтонирование. Среди жанров, популярных до сих пор, вспомним кирана-гарану - медленные чувственные мелодии и тумри - любовные песни.

Мы упоминали о небесных танцовщицах - апсарах и плясках богов. Это лишь часть очень развитой танцевальной культуры, включающей много разновидностей танца, от религиозного бхаратнатьяма, исполнявшегося храмовыми проститутками, до лирического орисси, основанного на бурной любви Радхи и Кришны, и эротического лавни. Важнейшая сторона танцев связана с абхиная - искусством выражать определенные идеи и темы жестами.

Можем привести и пример любовного заговора из ведийской поэзии:

Ты от меда трава медвяна, мы медово тебя копаем.
Ты же родом трава медова, мы же будем с тобою сладки.

На губах моих мед сладчайший, да во рту моем сладость меда.
Совладать бы с тобою сладить -усладила б меня вожделеньем...

А и сам я сладимей меда, я сладимей травы медвяной.
Пожелай ты меня, сладчайшего, как сладчайшей медовой веточки.

Вокруг тебя я с тростьем-кольцом сладким обошел ради лада-согласия,
был бы милым тебе да любимым, чтобы ты от меня не бегала.

Искусные ремесленники, не полагаясь на заговоры, изготавливали для привередливых женщин ападравии - предметы, увеличивающие член, или его муляжи. Это кольца, надевавшиеся на основание фаллоса и препятствовавшие оттоку крови, более широкие браслеты и спирали, утолщающие его, металлические трубки ("ялака"), которые выполняли роль греческого дидлоса в умелых руках.

Конечно, можно было бы привести большое число примеров того, как в современной жизни преломляются и отражаются находки старинных половых алхимиков (вроде ритуалов, связанных с Кришной, которые находят отзвуки в таких формах коллективных переживаний, как танцы и стриптиз). Но не будем делать этого. Во-первых, автор чужд всякого мистицизма, даже столь увлекательного, как эротический. Во-вторых, как отметил сочинитель "Кама-сутры", власть книг способна вызвать только легкое волнение в крови, но стоит колесу чувственных наслаждений чуть-чуть разогнаться, как забываются всякие книжные премудрости и последовательность в разумном порядке вещей...

Древнеиндийская культура любовного чувства


Поэтому подведем итоги. Древнеиндийская культура любовного чувства является уникальным феноменом в истории. Раскованность, символизм и мифологизация этой страсти позволили великому народу и его писателям достичь исключительного по силе и заразительности жизнеутверждающего пафоса эротики. Издали и с завистью любуясь цветком цивилизации, мы извлекаем из растрескавшихся трактатов на пальмовых листьях вечные уроки терпимости, любви, мастерства в ней, альтруизма.

Терпимость, понимание и сочувствие к ближнему декларируются еще в замшелой "Брахмавайватра-пуране", влагающей в уста Вишну такие слова: "Женщина есть пальцы природы и драгоценные камни мира... Если она воспылает любовью к мужчине и придет к нему, мечтая о соединении, он, пусть не испытывает страсти, не должен отвергать ее... Мужчину не осквернит связь с женщиной, добровольно ищущей его общества, даже если она вами (т.е. девица легкого поведения) или замужем". Именно такие отношения во всех аспектах жизни делают ее простой и человечной.


Второе непременное условие общения, повседневной реализации "бессмертного греха", - любовь, о которой афористически сказал Лакшмидхара:

Если не клянешь ты лунный свет,
не худеешь, со слезами речь
не мешаешь, вестника не ждешь,
чтоб услышать сладостное слово, -
если спишь в своей постели с той,
что твоим желаньем рабски служит,
эту силу будничной привычки,
эту доморощенную похоть
именем любви не называй!

Помимо этого, негативного определения, на поверхностный взгляд противоречащего первому правилу, а в сущности дополняющего его, можно было бы привести еще очень много слов в пользу лучшего из чувств, но именно поэтому мы ничего больше не прибавим, а перейдем к третьему правилу половой жизни, почерпнутому у древних индийцев и требующему сочетать знание начатков любовного искусства со стремлением полнее раскрыть психофизиологические потребности партнера. Еще Калидаса сокрушенно отмечал, что женщины по природе любопытны, но целомудренны. К счастью, в этом афоризме более точным был бы обратный порядок слов: скованны, но любознательны. Поэтому общим направлением действий должно быть преодоление ложной стыдливости. Внимательно изучив предшествующий текст, вы сами, наверное, сформулировали тезис, который присвоили сексологи нашего времени: в соединении допустимо все, что доставляет удовольствие обоим партнерам.

Когда мы встречаемся с тем, кто пришел из края прудов, где, любимицы пчел,
покоятся лилии белые в зной, -мы словно два тела с душою одной.
Когда же мы в радостном сне наяву, подобные пальцам, что на тетиву
возложены, - соединяемся с ним, -мы, двое, становимся телом одним.
(Вилляха Виралинар)

Только после того как вы прочувствуете эти не столь уж хитрые вечные истины, можете применять полученные знания на деле.

"Асантака", "Синта", "Аната" - позы в "Кама-сутре"


Оставить комментарий


Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив