Духи родовой религии восточных славян




Души предков почитались восточными славянами под именем «родителей», навьи и, быть может, Рода и Рожаниц. В честь последних совершались особые жертвоприношения, особые вторые трапезы, съедавшиеся в молитвенном настроении, или просто отставлявшиеся в сторону. Эти трапезы, состоявшие из хлеба, сыра и меда, очень смущали и беспокоили древнерусских проповедников, вызывая их негодование. По-видимому, этот Род, которым, по свидетельству Даниила Заточника, в старину пугали детей, со временем превратился в домового. 0. Шрадер, сопоставляя Рожаниц с греческими Илифиями и римскими Парками (от pario — «рождаю»), видит в них отголосок чуждого индоевропейскому духу матриархата (то есть преобладания в семье прав матери). Е. В Аничков считает их феями, являющимися при рождении младенцев. Обе последние гипотезы представляются, однако, столь же мало обоснованными, как и предположение В. О. Ключевского, который выражение «Род и Роженицы» переводит как «дед с бабушками», видя здесь следы былого многоженства.

Домовой в славянской религии


Поверья о домовом очень распространены среди русского простонародья. Это — мохнатый, обросший мягкой шерстью старик, именующийся дедом или дедушкой, хозяином, доброхотом и т. д. Настоящее имя его («домовой») не произносят вслух, в чем можно видеть остаток «табу», запрещения, налагавшегося на имя умершего или предка. Он охраняет дом и хозяйство, предостерегает людей от грядущих несчастий, старается обеспечить благосостояние той семьи, с которою делит жилище; живет он невидимо за печкой, под порогом у входных дверей, в чуланах и т. д.

Домовой — большой проказник: он то стучит по ночам в подполье, то возится за печкой, то громыхает в поставцах посудой, то щекочет сонных или — подобно греческому демону Эфиальту, наваливается на них косматой грудью. При переходе в новую избу стараются переманить с собой старого домового. Иногда переносят золу или уголья из старой печки в новую, с приглашением: «Милости просим, дедушка, к нам на новое жилье».

До сих пор во многих областях России сохранился обычай кормления домового: например, белорусы полагают, что на поминальную трапезу приходит из клети живущий там домовой. Есть свидетельство, что домовой не любит зеркала. Объясняю я это следующим образом. В народной вере отражение человека в зеркале отождествляется с душой человека; в известные моменты его завешивают, чтобы оградить душу от опасности, от нечистой силы; впоследствии этот обычаи был истолкован в том смысле, что домовой не любит зеркала. Древность веры в домового засвидетельствована упоминанием «о проклятом бесе хоро-можителе» в «Слове святого Василия о посте» (XIV века). Не подлежит сомнению, что домовой — образ души предков, умерших владельцев дома: недаром домовой оборачивается хтоническими животными, то есть имеющими связь с душами мертвых. У многих народов сохранились следы веры в змею, как воплощение домового или души предка: чехи верят, что в каждой избе живет «гад-господарик», в Германии такие змеи носят название «отца дома»; такие же представления встречаются в Литве, в Силезии, в Галиции, в современной Греции и т. д.

Поселившись на дворе, домовой получает название дворового, устраиваясь в бане или на гумне, он становится банником и овинником; но эти духи отличаются уже злобным и своенравным характером. Так, домовой дворовой мучает по ночам лошадей, подобно греческому демону Тараксиппу и италийским фавнам.

Духи, связанные с хлебопашеством и земледелием у славян


Оставить комментарий


Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив